Создать сайт
Понравился? Нажмите -
@ADVMAKER@

Ездили ветеранов поздравлять. 2011

                                                         Я сегодня до зари встану...

                                                                                      из Р. Рождественского




Собрались ветеранов поздравить. будильник зазвонил в семь. я уже давно ворочался.

В прошлом году их было пятеро. Плюс один ещё приехал на ПМЖ – переехал к детям. Итого…трое. Потому что трое ушли. Навсегда. Такая арифметика. Они уходят каждый год. Их всё меньше и меньше.

Почему-то немного волнуюсь.

Заехав в военкомат за открытками, получив там от сотрудниц кучу комплиментов о том, как мы неотразимы в парадной форме, выехали по уже знакомому маршруту. Село Казым небольшое. Даже маленькое. Но, чтобы не заплутать средь одинаковых домишек, да и вообще для порядка, заехали в сельсовет. Усадили соцработника на переднее сиденье «Патриота» чтоб дорогу показывала. Дом Задорожных узнаём издалека. Дома замок. Чтобы не терять времени обмениваемся мобильниками с провожатой, даём ей задание на «отлов» ветерана и отправляемся дальше.

В Верхнеказымском бывать приятней всего. По крайней мере, по прошлому году так получилось. Гостеприимством главы посёлка мы были просто очарованы.

Но сейчас мы увидели нашу «цель» ещё не доезжая до администрации. Потому что его ни с кем нельзя спутать. Во всём районе всего две таких фуражки – у меня и  него. Гвардии старший мичман в отставке Томилин Александр Дмитриевич.

Выскакиваем из УАЗика, здороваемся. Он немного даже опешил, не ожидал. Говорит, что в магазин решил сходить, за хлебом и так по-мелочи. Сказали что у нас всё есть и пошли вместе с ним к дому.

Необычное ощущение. Наверное, потому, что этот дедушка одного года с моим маминым папой. Его нет среди нас уже давно, а как бы хотелось, чтобы был!

И чисто по-мужски, порасспросил бы его о войне. Чего не успел сделать, будучи мальчишкой.
И по-человечески, потому что эти люди подарили жизнь поколению моих отца и матери. И не просто подарили – отстояли это право с оружием в руках.

И даже по-женски. Если можно так выразиться. Потому как я - деда Юры копия, и посмотреть «на себя» восьмидесятипятилетнего было бы интересно.

Пока возись на кухне он всё время спрашивал, почему мы не садимся. А мы насиделись в машине то.

Удивились как ловко и быстро бывший кок-инструктор порезал помидор. Идеально ровные ломтики, как по линейке.

Сели, выпили по стопке.

- Шли через Большой Хинган. Посмотришь наверх – высоко. Идём вверх-вниз, вверх вниз, чёрт-те знает сколько километров. Деревню какую то проходим небольшенькую, глядь – кони. Японцы! Двое. Один то сразу за угол скоканул, а второй пока за ним, я быстрее всех винтовку вскинул и по коню! Япошку то и придавило, обрадовались мы – живым возьмём! А пока подбегали – он, гад, себе живот вот так вот разрезал и кишки выпустил. Ну, посмотрели-посмотрели на него, плюнули и пошли. Ну скажи, на фуя он нам без кишок!?

Хохочем вместе с ним.

Пропустили ещё по стопке. Пересмотрели чемодан с грамотами и благодарностями. Этот бравый мичман отслужил тридцать пять календарей! И после этого ещё почти пятнадцать лет работал в части гражданским специалистом. Поначалу было терпимо, говорит, а потом стало гнусно, пришлось перебираться в Россию. Это он про развал Союза и переезд из солнечного Азербайджана.

Пропускаем по третьей и собираемся на выход. У подъезда фотографируемся.

На прощанье ветеран вспоминает и выдаёт нам частушку:

На горе стоит точило,
На точиле терпужок.
Пizда на х/й наскочила -
Три версты дала прыжок!

Не ожидали мы от него такой весёлости. А он, по-молодецки так,  заметил, что останься мы на подольше – ещё не такое бы нам порассказал.

Отдаём ему воинское приветствие. Он - нам. Как сговорившись, и мы и он держим руку «у уха» всё время, пока наш автомобиль не увозит нас за пределы прямой видимости.

Единодушно вслух удивляемся крепости и твёрдости рукопожатия ветерана и тому, что собаку он Муськой зовёт.

А меня всё время беседы и сейчас, по дороге в Казым, гложет мысль: а каким бы был сейчас мой дед Юра, если б не умер тогда, четверть века назад. Что бы он рассказал мне о своей войне? 

В отпуске в январе отсканировал его военный билет и солдатскую книжку. Был призван Борзинским РВК Читинской области 28.01.1943 г. Присягу принял 20.02.1943 г. Уволен в запас 07.05.1948 г.  В военном билете сухо и кратко. Он и выдан то уже в 65-м году. А в книжке всё подробно. «От» и «до». И размеры обмундирования и даже улица и номер дома в Красноярске, где родственники жили.

Задорожных Виталий Фёдорович, как оказалось, лежал в больнице. Давление стало донимать.  В больнице народу мало, в палате он один. Поздравили, слушаем.

Его можно слушать часами. Как, впрочем, и любого из них. 

Учился в Хабаровске в политическом училище. Не доучился, упразднили его. «На соседней улице» оказался в артиллерийском училище. Но и там не доучился.

- Из разбитых частей приезжали и набирали нас. Я очень просился на фронт. Отправили. Сержанта получил…генерал Черняховский при мне погиб. Ох и любили его солдаты! Молодой был, на «Виллисе» ездил. Дверей не открывал, так через борт выпрыгивал. Всегда такой бодрый, подтянутый.

Глядим на ветерана, отмечаем про себя что «сдал» он за год заметно.

- Особенно страшно при взятии Кенигсберга было. Когда сами себя боялись. У наших орудий дальность – сорок пять километров, а тут пришлось прямой наводкой на восемьсот метров бить…

Узнав, что мы на машине, попросил нас съездить до дома, кота с собакой проведать. Не вопрос.

Выйдя из палаты вспомнил дед, что трость свою забыл. Хохотнул только: значит выздоравливаю!
Поразительное жизнелюбие!

Рассказал Виталий Фёдорович, как из Германии, после Победы, их отправили в эшелонах за Урал, мол, там будут демобилизовывать. Но поехали то  с Японией воевать.

- В Харбине случай был. Фонари такие чёрные. Захожу пельменная. Меню на русском. А повара-китайцы наполовину русский знают, а я ихний тоже наполовину. Последний раз ел пельмени ещё перед войной. В Хабаровске. Молодой был, по тридцать штук съедал. Вот и тут заказал тридцать штук. У повара аж глаза округлились, чего-то своим говорит, они смотрят на меня, шепчутся. Приносят мне пельменей вот такой тазОк (показывает руками диаметр с полметра) полный. А пельмени! вот такие! Как манты! Тут уж у меня глаза на лоб! Кое-как с перекуром осилил восемь штук. Потом долго на крыльце стоял. Ждал кого-нибудь из своих – угостить.

Дедушка так мило говорит о питомцах: Мои любимые животные!

И почему-то, как и в прошлой деревне, собачонку по-кошачьи кличет: Барсик.

Выпили мы по стопке за Победу, ветеран не стал: больничный режим, но «подержался».

В серванте его фото с главой района и председателем думы субъекта Сондыковым. Оказалось что Виталий Фёдорович его учил. Это сейчас он председатель Думы, а для него он простой мальчишка-восьмиклассник. Причём далеко не лучший ученик)). Поистине Земля круглая.
 
Сколько ребятишек вывел он в люди, простой сельский учитель, за пятьдесят четыре года работы!

- Я ведь и поохотиться любил раньше. А теперь вот никак. «Зауэры» свои оба продал…я вот на Бога немного обижаюсь. Вместе с его канцелярией. Потому как раз дал мне за девяносто один, то чтобы и бегать мог и глазами глядеть…

Зрение стало подводить последние годы. И давление. Ноги «плохо ходют».

Отвезли дедушку назад, где взяли. Постояли на рыльце. Сфотографировались. Погодка
выдалась хорошая.

Поехали в город.

Попали на концерт в доме престарелых.

Знал бы – взял бы с собой флэшку с «минусами», так спеть хотелось старикам.
Поздравили всех, а особенно Николая Матвеевича Зекунова. Потому что он один там участник. Остальные - ветераны тыла. У него слёзы на глазах, у нас тоже.

А дети поют. «Катюшу», «Смуглянку»…

Почему то захотелось выпить.

Может потому что не у себя дома ветерана в этот раз поздравляли, а в «престарелом». Говорят сам туда вместе с бабкой своей ушёл. Хоть дети и внуки рядом. Говорит что веселее там.

Может ещё почему.

Приехал домой. Открыл свой нетбук. Отсканированные документы дедов. Дед Виктор. 14 марта 1943 года – тяжело ранен в ногу, демобилизован по инвалидности. За две недели до этого, 28 февраля,  ему исполнилось девятнадцать. Всего девятнадцать лет! Совсем мальчишка! И этот мальчишка через три года родил мальчишку, моего отца. И волочил ногу всю жизнь. И дочь родил. И ещё сына. И очень скромен был и скуп на россказни. Про детство на Алтае рассказывал много и весело. Про работу в лесхозе и речпорту в пятидесятые-шестидесятые – да. О войне – нет.

И ощущение такое, что я не додал, что не донёс им тепла, которым им обязан. И своим дедам и чужим, тем, которые выстояли эту войну! Которые после работали на производстве и в сельском хозяйстве, отдавая всех себя Родине. Даже больше, чем всех себя. Потому что народу мало было. За себя и за тех парней, кто не дошёл и в белых журавлей превратился и смотрит сверху во что мы превращаем страну, за которую они кровь проливали.

Удивляюсь, как у кого-то хватает идиотизма рассуждать о том, что де если бы большевики не взяли власть в семнадцатом, то этой войны бы не было… начинаю беситься и вспоминать им великого князя Владимира озабоченного палача и убийцу самого себя прозвавшего Красным Солнышком. Того, что Русь насильно крестил. А вот если бы он тогда…да кабы…да во рту грибы…да у бабки муде…

Рассуждать можно много. Но только не в эти дни! Мы имеем то, что имеем. А воинам, победившим фашизм – слава!!!




08.12.2011
Просмотров (163)


Зарегистрированный
Анонимно