Создать сайт
Понравился? Нажмите -
@ADVMAKER@

О наркомании в офицерской среде

Внешность у Щелкунова была моложавой. Даже детской. Прибавьте к этому негромкий голос, маленький рост, врождённую скромность и получите портрет.

Когда известие о получении очередного воинского звания «капитан»(!) застало его, лежащего в госпитале с аппендицитом, и появилась срочная необходимость обмыть звание с соседями по палате, он, накинув госпитальный халат, сходил было до ближайшего магазина, потом до другого…ни в том, ни в другом водку ему не продали. 
- Спиртное только с двадцати одного года!
- Дык…
- Паспорт покажи.
Паспорта с собой не оказалось.
- А сигарет можно?
- А восемнадцать тебе уже есть? Точно?

Правда и выпивал то он не по-взрослому как-то. Не особо нравилось это ему, да и пьянел очень быстро – сообразно своему весу и росту.

Приехавши к новому, как ему тогда казалось, спокойному месту службы он, как это водится, накрыл поляну. Небольшую, так – поляночку. Военных то в военкомате шесть душ всего вместе с ним. А тут как раз двух зайцев одним махом – и за прибытие и за звание. Надо сказать, что в этом маленьком городишке ему на счёт продажи спиртного никто никаких вопросов не задавал, хоть и пошёл он до магазина не в новых майорских погонах, а в спортивном костюме. На само действо, понятное дело, переоблачился в форму.

Офицеры и прапорщик, новые сослуживцы Щелкунова, оказались на редкость душевными людьми. По крайней мере, так поначалу показалось. Предлагали помощь в работе и переезде, звали на рыбалку, обещали завтра же сводить-показать все достопримечательности и злачные места города. Шутили наперегонки. Даже самый старший из них, военный комиссар, был мужик простой. Не запанибрата, конечно, но и без чванства и высокомерия - именно старший товарищ.

Но что-то, всё-таки, немного напрягало. Чувствовалась какая-то особая кастовость в этом небольшом коллективе. Что-то, видимо, важное и интересное, возможно даже тайное, их объединяло и сплачивало. Наверное, со временем, он тоже станет посвящённым в это. Вот сейчас вольётся в коллектив, сработаются...

Возлияние происходило, как это обычно бывает – с рассказами-распросами о службе друг друга.
- А что, Дмитрий Николаич, - сказал, чуть приобняв, прапорщик, - я гляжу, - ты мужик что надо.  И по разговорам и за столом. Мы так тебя и курить научим.
- Да я, вообще-то, умею, -  объятья прапорщика, с которым только что познакомились, на мгновенье показались чем-то диковатым и несуразным, панибратско-фамильярным, но своё слово тут же вставил военком:
- Александр Юрьич - мудрый прапорщик. У него, Дмитрий Николаич, есть чему поучиться.
- Коль умеешь – хорошо. Научим и более сурьёзным вещам, - прапорщик как-то заговорщицки подморгнул ему и улыбнулся непростой какой-то улыбкой.
Щелкунов удивился сначала. Но небольшое застолье потекло дальше и от обилия алкоголя и общей душевности происходящего удивление быстро сошло на нет. Но не надолго.
Все как-то вдруг переглянулись, снова в их взглядах была какая-то тайна, немного отсели от стола, пооткидывались на спинки стульев.
- Что, Андрей, опять?
- Да. Похоже, снова ломать начинает.
С этими словами высокий стройный, но какой-то бледноватый, молодой майор отодвинулся к стене, засучил рукав, достал шприц, наполнил его какой-то гадостью и ввёл себе…
- Вот, майор, смотри, - из-за плеча раздался голос мудрого прапорщика, - ты следующий.
Мир перевернулся в одно мгновенье. Перед глазами появился какой-то туман, даже сидя на стуле стало тяжело держаться вертикально. Взгляд Щелкунова нашёл глаза военкома.
- Константин… - начал было жалобно он.
- А ты как думал, майор, - на этот раз уже не особо дружески ответил комиссар, холодно улыбаясь, - здесь у нас так. Мы все через это прошли. С волками жить – по волчьи...

Щелкунов сполз со стула в нокаут. Раньше, в случае чего, красавицы падали в обморок. Как это называется сейчас у майоров - не знаю. Наверное, так же.

Похлопали по щекам, дали нюхнуть нашатыря. 

Немного оклемался.

Ужасное чувство щемило грудь и сосало мозг. Как же так? Куда я попал? И это офицеры? Наркота! Хотелось куда-то бежать, повеситься, застрелиться, утопиться!

Но этого не произошло.

Потому что ему быстренько объяснили одну простую вещь. У Андрея Николаича – сахарный диабет. И он, периодически, инсулин себе колет.

Их бин пошутить...
02.08.2013
Просмотров (152)


Зарегистрированный
Анонимно