Создать сайт
Понравился? Нажмите -
@ADVMAKER@

ХОТЕЛИ ПОМОЧЬ...

Это было ещё в те давние времена, когда камуфляжи были большой редкостью. В армии носили песочки и афганки. А в морской пехоте - ту красивую форму, на смену которой и пришли камуфляжи. Впрочем, они пришли не только в морпехию, а и вообще в нашу жизнь. Куда ни кинь взгляд – кругом камуфляжи, камуфляжи, камуфляжи. Хорошо, что хоть береты чёрные им оставили. Впрочем, не оставь – их бы всё-равно носили. Носили же армейские полковники папахи, когда их уже отменили. А тут-то дело куда более серьёзное.

А ещё был в то время период дефицита. Сейчас молодёжь и не знает слова такого. А тогда он был. То на одно, то на другое. И в тот момент курящие матросы и солдаты срочной службы оказывались в куда более выгодном положении, касаемо табака, чем их сверстники на гражданке. 

Потому как срочнику полагалось по десять сигарет без фильтра в сутки. Почему без фильтра и почему именно десять? Да кто ж его знает! Хотя, нет. Знаем. Потому что столько и таких написано в норме пайка. А вот почему в норме так написано – вот это уже нам неведомо.
         Хотя нормы пайковые, как известно, научно обоснованы. И экспериментально подтверждены. По крайней мере, так должно быть. И в это мы свято верим.

         А вот почему сигареты испокон веку идут по продслужбе – это уже вопрос вопросов, на который ответа вам никто и никогда не даст. Но сейчас мы не об этом кулинарном парадоксе.

Одно дело, когда ты в постоянном месте дислокации и старшина норму эту до тебя, как правило, через день доводит. А на полевом выходе – когда там считать, некогда. Получил боец три пачки на неделю и рад. А в пачке то 20 сигарет. А на семь дней ему ведь 70 сигарет положено. Отсюда у старшины во время полевого выхода неслабая экономия получилась.

Но нормальный и умный старшина этой экономии всегда дельное применение найдёт. Поощрить бойца, к примеру, надо.

        Да мало ли чего.

В то лето одни учения сменялись другими, дома почти не бывали. И сигарет наэкономилась коробка – подмышку не каждый обхватит.

Морская пехота, как правило, внушает обывателям восхищение и благоговение. И даже немного страх.
        Восхищение и благоговение – потому что кто ж не уважает морпехов! Красивых, сильных, бесстрашных!
        А страх – потому что кто ж знает, что им в голову взбредёт, когда они выпимши и количество их равно или более некоей критической массы, когда разум ихний действует спонтанно и коллективно.

В тот день критическая масса состояла из одного молодого высокого плечистого капитана – командира роты и двух мелких, но очень шустрых прапорщиков – старшины и техника. Последний выход этого лета окончен, ротный после получения досрочно капитанской звезды неделю назад, всё ещё немного шатается. Настроение у всех троих боевое, приподнятое. А потому как завтра им предстоял путь длиною в день в родные пенаты, где…деревня - он же деревня и есть, а тут-то какой-никакой городишко, то хотелось им погулять, покуражиться.

Коробка «Примы» при входе на местный базар была разом продана по оптовой цене, по этой причине в карманах имелось денег для посещения, к примеру, ресторана. И они шли в нужном направлении, хохоча и дурачась в пределах приличия.

        Как известно, в жизни всегда есть место подвигу. И нужно всегда быть готовым его совершить. И морской пехотинец всегда к совершению этого самого подвига готов как никто другой. Вряд ли вы найдёте кого-нибудь более готового.

        Ну, если не подвиг свершить, то хотя бы что-нибудь доброе сделать людям - только попроси.

На помощь звала женщина. Судя по голосу - молодая. И даже, наверное, красивая. Орала, что говорят, благим матом – до хрипоты. Предметом её негодования был какой то конкретный парень по имени Лёшка. Видимо, негодяй конченый – так решили друзья.

Голос доносился из открытой форточки второго этажа. Вход или входы в эту типовую двухэтажку был, видимо, с противоположной стороны. Но у героев наших не было времени ни на раздумья, ни на оббегание дома с последующим вычислением местоположения помещения из окна которого и доносились крики о помощи, не прекращавшиеся ни на минуту.
         Да и какие же они морпехи, если второй этаж будет им преградой?! Для них, как известно, нет преград!
С быстротой молнии на плечи упёршегося в стену капитана-гиганта взобрался один прапорщик, а к нему второй.

- Ну всё, Лёшка! Что бы я ещё хоть раз тебя подпустила!  Не дождёшься!
- А ну открой! Убью козла на хрен! – заорал прапорщик Колька, сильно, но аккуратно, что чтобы не разбить стекло, несколько раз стукнув в оконную раму - Кому говорю? Открой!

Рама внезапно открылась и женская рука чем-то быстро и сильно ударила Кольку в лоб. Все трое упали на газон, но тут же вскочили. Свирепые и готовые порвать вместе с тем самым Лёшкой и саму его женщину. Хотя крики её всё не прекращались. Задрав головы на открывшееся окно, увидели в нём строгого вида красавицу в белом халате.

- Куда лезете, придурки?! Рожает девка, чего надо?! Чего в окна лезть? Дома или вон на лавочке ждите! – видимо перепутала она Колькину физиономию с лицом того самого Лёшки и вновь захлопнула окно.

Обойдя вокруг здания, наша троица узнала,прочитав табличку на двери, что это больничный корпус. И на втором этаже как раз родильное отделение.   

01.02.2012
Просмотров (127)


Зарегистрированный
Анонимно