Создать сайт
Понравился? Нажмите -
@ADVMAKER@

ЧАСЫ ОТ КОМАНДУЮЩЕГО

В какой-то степени встреча эта была, наверное, судьбоносна.
   
          Когда был зелёным карасём*, сдавал ему зачёт по обязанностям дежурного. И получил в подарок сопливчик*. Был период, когда с сопливчиков переходили на кашне. Кашне не хватало. Начали выдавать с пятого курса.
 
          Уже осень, форма одежды – бушлат, чёрная беска. То есть нужен либо сопливчик, либо кашне. Но их уже не выдают. А кашне на всех не хватает. Замкнутый круг короче - в увольнение никак.

          А потом я его самым первым поздравил с получением первого офицерского звания. Получил, как положено, купюру. Хранил три года.

           Феликс Шипов. Первое лицо, которое выхватил взгляд из толпы встречающих в аэропорту Артёма.

- Привет! Ты из какого училища?
- Из нашего!
- ???
- Не узнал что ли? Я твой полтинник только прошлым летом употребил.
- !! Витька, ты?! Вот это да!
- Что, постарел?))
- Да нет, просто не ожидал. А что не дотерпел то до выпуска?
- Так первого курса ж не набирали. Мы ж последний выпуск. А второму не особо есть желание денег совать.
- А, ну да, слышал. Кстати, тебе куда?

          Я познакомил Феликса с супругой, мы дождались багажа, погрузили его к нему в машину и поехали в славный город Фокино (Тихас). Повезло нам с Феликсом, признаться, очень. Во-первых у нас было двенадцать мест багажа. Из них два игрушечных и десять полновесных. Игрушечные – два пакета с фуражками белой и чёрной, несла моя Ленуська, срок беременности которой уже перевалил за середину. Она же охраняла котомки, пока я их, короткими перебежками, переносил. Но это было до Приморской земли. А сейчас мы встретились с Феликсом. И сразу решили кучу проблем – и с переноской вещей и с поиском этого самого Фокино и с поездкой туда.

           Сам Феликс дороги толком не знал. Вернее сомневался. Потому что переименование Тихоокеанского (он же Шкотово-17) в Фокино состоялось совсем недавно и жители трассы «Владивосток-Находка» этого как-то не заметили.

            В связи с небыстрым передвижением, связанным, как я уже упоминал, с неуверенностью в маршруте, серпантинной дорогой и частыми остановками, рассказать друг другу мы успели весьма немало. Я - о нашей альмаматери, он – о службе на Тихом океане.  Нескучно, короче, ехали.

- Ну и каковы перспективы? – был очередной вопрос от меня.
- Да домой я уезжаю по осени. В Тольятти. Наш «N-й» же продают. На иголки. Сокращаюсь…
- Не понял…
- Ну я ж ПэКСом* на «N-м»
- Ну...
- Ну вот. Его продают. А команда – кто куда. Я сокращаюсь. Тестя ж нам квартирку купили. А тут четыре года по съёмным. Замаялись...
- Дык, эта – я показал на его красный просвет на капитанских погонах.
- А, это – Феликс улыбнулся – морпех я. Морпех, мля! На корабле то четырёх месяцев ещё не служу. Домой захотелось. Надоело. Вот на «N-й» и перевёлся. По весне. Специально что бы сократиться. Дела то принял, работу работал. А звание в прошлом месяце пришло вот такое. Я не в обиде. Не до переаттестации. А на допуск на вахтенного сдавать…смеяться некому. Оно мне надо? С сухопутным званием даже легче будет, если потом снова призваться решу.
- Понятно. А тачка эта – память о службе? – улыбнулся я.
- Знаешь, не столько о службе, сколько о её тяготах. В девяносто пятом-девяносто шестом, когда денег по нескольку месяцев не платили…чем только не занимались. И жень-шенем и щитомордниками. И машины гоняли. На службе, не считая отпуска, месяца по три-четыре в году отсутствовали. Всё перегоняли тачки. Вот и наскрёб потихоньку. Нравится?
- Не то слово! – его блестящий "Митсубиси-Диамант" был и в самом деле как будто из сказки.
- А на память о службе у меня вот что останется, - Феликс показал жестом, чтобы снял с него часы.
Я снял. Хорошие командирские часы. А на нижней крышке гравировка: «За пунктуальность. От командующего ТОФ. 17.05.1998 г.»
- Ни фига себе! Обалдеть! – я реально чуть не визжал от восторга и, конечно, попросил рассказать подробнее.



              В тот день командующий флотом был у них на «N-м», что называется, «в гостях». На 16 часов объявлено совещание офицеров дивизии в малой кают-компании. До празднования Дня ТОФа оставалось меньше недели. Так что было это очередным подведением итогов и раздачей пряников.

              Все в сборе. Хоть время ещё без десяти. Без семи минут появляется сам Захаренко.

              Команда: «Товарищи офицеры!». Всё чин по чину.

              Сели. Начали.

              Через минуту вламывается Феликс.

              - Прошу разрешения!

               Командир корабля со старпомом, хоть и шли «на иголки» и Феликс у них вообще лицо временное, не сказать случайное, но всё-равно, по инерции так сказать, мышцы сфинктеров своих инстинктивно сжали и глаза подзажмурили.

- Ты чей, доктор? – начал вроде как не очень строго Михал Георгич.
- Да я местный.  ПэКээС я, товарищ командующий, - не нагло, но с улыбкой заявил старлей.
- Не понял...

                Тут командир встал и попытался было на пальцах объяснить, как получилось так, что офицер на корабле с красными просветами и не врач. Но объяснить толком не успел. Командующий ему не дал.

                Аппетиты начальников, как водится, приходят во время совещаний. Он бы и так пришёл. Аппетит то. Повод бы, в любом случае, нашёлся. А тут вот он! Выплыл, красавец!

           Разнос был коротким – полторы-две минуты. Но он дал известный толчок началу совещания. Явился «яблоком» разбора.

              Феликсу было нечего терять, да и норов у морпехов крут – всем известно – и он заявил адмиралу в лицо:

             - Вообще то, товарищ командующий, о совещании было сказано, что начало в 16 ноль-ноль. Сейчас без двух минут. Я же пришёл без пяти.
- !!!! Выкиньте свои часы, товарищ старший лейтенант! Здесь все живут по моим часам!
- Есть! – ответил ПКС. С этими словами расстегнул браслет своих часов и кинул их в открытый иллюминатор, после чего спокойно сел на свободное место на банке*.
Послышалось несколько неуверенных смешков.
- Итак. Продолжим. Коль начали уже, - на щеках адмирала ходили желваки от выходки молокососа да ещё и в красных просветах.

             И тут в открытые иллюминаторы донеслись радиосигналы точного времени, сопровождающиеся голосом: «Московское время девять часов». В кают-компании раздалась (именно так) напряжённая тишина.

             Захаренко с Шиповым встретились взглядами на несколько секунд. Потом адмирал молча снял свои часы, швырнул их в иллюминатор, что-то шепнул своему адьютанту и тот исчез.

             Совещание продолжилось. Оно длилось около полутора часов. Как обычно. С пряниками и кучей вводных. С топтАниями и втАптываниями.

             А в конце совещания Захаренко вдруг сказал:

- Ну а теперь о приятном.

             Все насторожились.

- Старший лейтенант Шипов!
- Я! – Феликс встал.

           Подумалось: пиzдец!

           Командиру со старпомом, скорее всего, подумалось тоже самое. Не меньше.

          - За точность – вежливость королей, объявляю старшему лейтенанту Шипову благодарность и вручаю ему именные командирские часы, - с этими словами Михал Георгич пожал Феликсу руку.
- Спасибо, товарищ командующий, - разулыбался тот вместо положенного «служу Отечеству».
Захаренко чуть сморщился, посмотрел ещё раз на его просветы и махнул рукой.
-Товарищи офицеры! Совещание окончено...




- Вот такая, Вить, была история.  Пока совещание длилось, адъютант метнулся за часами. Одни, новые - кОму,  вторые, точно такие же, только с гравировкой – мне.



К вечеру мы добрались до Фокино-Тихаса, откуда и началась моя служба на Тихоокеанском флоте...

______________________________________________________________________________________
* на флоте нет духов и дедов. там караси и годкИ, соответственно
* у матросов и старшин срочной службы для защиты шеи от ветра и холода вместо кашне применялись форменные галстуки в виде манишки, которые все называли сопливчиками
* ПКС - помощник командира корабля по снабжению. штатная офицерская должность на надводных кораблях 1 и 2 ранга,примерно тоже самое как в армии зам. командира полка или отдельного батальона по тылу (материально-техническому обеспечению).
* банка - изначально сиденье в шлюпке. ввиде доски. заодно придаёт ялу поперечную прочность. а если шире - то любое сиденье на флотском языке - стул, табурет, скамейка.

01.02.2012
Просмотров (167)


Зарегистрированный
Анонимно